lactoriacornuta: Edward Gory.Gentleman (Default)
[personal profile] lactoriacornuta
Золотая рыба с пятнистым хвостом.

Из цикла «Эмигрантские сказки»

В. ЛеГеза

Ладисполи - замечательный городок! Во-первых, он находится в Италии.
Это уже само по себе здорово. Во-вторых, он стоит на самом берегу
Тирренского моря. (Правда, песок на этом берегу почему-то черный,
вулканический, как будто по золе ходишь). И в-третьих, - там всегда
тепло. То есть летом жара и пекло, и находиться там совершенно
невозможно, еще хуже, чем в Одессе в конце августа. Но в январе,
когда мы прилетели, было замечательно. Все деревья, в основном пальмы,
стояли зеленые. Солнце светило вовсю, и даже розы цвели кое-где на
кустах. Купаться было нельзя, а гулять - сколько угодно.

Посредине Ладисполи, на главной площади, стоял фонтан. Вокруг
фонтана и закрутилась вся эта история. Сам фонтан был
довольно-таки грязный и неказистый. Старый такой, знаете ли
, чугунный фонтан, вроде гриба с листиками, а внизу - бассейн
с вонючей зеленой водой. Я и в Одессе такие видел, и в Киеве.
С самого утра на площади возле него толпился народ. Базар и
фонтан - других развлечений не было. Городок маленький, деться
некуда, а это место было вроде клуба. Тут и доллары меняли на
лиры и обратно, встречались со знакомыми, сдавали и пересдавали квартиры,
обменивались новостями. Там же, на краю фонтана раскладывали
барахлишко - кто что хотел продать: электробритвы и электроплитки,
палехские шкатулки разные, янтарь, кофе, презервативы, сигары.
Обычная мура, которую все эмигранты везли с собой. К середине
дня на площадь набивалась куча людей. Крик, писк, дети визжат,
бегают. Море рядом, ветерок с него свежий дует. Пальмы шуршат.
Весело. Яркое солнце светит, и небо синее.

Мы с Тамарой неподалеку комнату снимали, на Виа Реджина
Елена. Из окон море было видно, но в остальном - квартира
паскудная. Полы мраморные, как в морге, склизкие от сырости.
Итальянцы зимой в домах не топят, экономят, видимо. Думают,
наверное, - сколько той зимы, и так пересидим. По стенкам течет,
на потолке черная плесень какая-то. Гнусная обстановка. Мы,
правда, в этой квартирке не засиживались. Только ночевать
приходили, а утром - сразу на улицу.

Иногда и ночью, если не спится, возьму сигареты - и к фонтану.
Тихо, никого нет. Только фонари синие светят и пальмы шелестят
лохматыми листьями, когда ветер с моря. Вода тихонько журчит
в фонтане. Звезд на небе полно, как в Крыму во время отпуска.
Сидишь и думаешь в тишине обо всем на свете. Иногда рыба
в фонтане плеснет. В этом фонтане, в бассейне то есть,
водились рыбы. Как они в этой грязи не дохли, я не понимаю.
Хотя, может для нас это грязь - тина и водоросли, а для
них - вроде подводного сада. И не мелкая какая-то рыбешка в
палец, а здоровенные рыбины, килограмма на два каждая. Может
быть их там нарочно кто-нибудь разводил, не знаю. Все они были
какие-то пятнистые, желто-зеленые, под цвет тины, и довольно
противные. Я их часто днем рассматривал от нечего делать.


Однажды ночью, когда я бродил возле фонтана, дай, думаю,
посмотрю, что сейчас рыбы делают. Наверное, дрыхнут в тине,
а может плавают при лунном свете. Сел на край бассейна и
заглянул в воду. Темная вода, ни черта не видно. Зажег
спичку - может на свет приплывут. Сначала никого не было
все спали, очевидно. Потом подплыла одна. Видно было,
как в темной воде золотистая чешуя переливается и
пятнистый хвост развевается наподобие флага. Мне как-то неловко
стало, что я ее своей спичкой разбудил. Надо ей это компенсировать,
думаю. У меня в кармане бублик остался от обеда. (Я люблю жевать
что-нибудь, когда брожу по ночам.) Так я ей половинку этого бублика
покрошил в воду. Она все сожрала и спасибо не сказала. Уплыла
обратно к себе в тину. Неблагодарное животное, что с нее возьмешь?
Доел я бублик и тоже пошел домой. Под утро у моря становилось свежо.

Я почему шлялся по городу по ночам - мы с Тамарой тогда здорово
ругались. Как она начнет зудеть: «зачем мы уехали, да куда мы п
приехали... квартиру бросили, мебель бросили...», - я
сразу - куртку на плечи, сигареты - в карман, и на улицу.
Терпеть не могу, когда мне дырку в голове делают.
Днем она не очень меня доставала, а к ночи у Тамарки
настроение портилось. Так я приспособился в обед вытаскивать
раскладушку на балкончик с видом на море и дремать на солнышке,
как ленивые итальянцы в ихнюю сиесту. А потом - хоть всю ночь гуляй.

Следующей ночью, когда меня опять вынесло из дому после семейного
скандала, я решил сходить посмотреть, как моя знакомая рыба
поживает. Приплыла сразу. Я ее запомнил потому, что все остальные
рыбы были зеленоватые, а эта - золотистая с пятнистым хвостом
и очень большая. На этот раз я ее угостил печеньем. Прежде
чем его слопать, она покружилась рядом, вроде как
пококетничала. И не уплыла сразу, когда все съела, а еще
поплавала кругами. Даже из воды разок выпрыгнула, как
дрессированный дельфин. Мне это очень понравилось.
С тех пор я стал часто приходить по ночам к фонтану, эту
рыбу кормить. Даже разговаривал с ней иногда. Она молча
слушала, не возражала. Не то что моя Тамара. А та меня
ревновать вздумала. «Где ты по ночам шляешься? Кого
ты себе завел? Итальянку какую-то черномазую со СПИДом?»
«Да, - говорю, - итальянку». Не буду же я ей объяснять, что
к рыбе хожу. Тамарка тогда решит, что я вообще чокнутый, и со свету сживет.


Однажды, когда мы с Тамарой в очередной раз поругались, я
опять ночью пошел к моей рыбе. Настроение было отвратительное,
хоть иди топись в Тирренском море. Мы торчали в Ладисполи уже
четвертый месяц. Разрешение на въезд в Америку нам,
по-видимому, не светило. Тамарка заявила, что скорее
удавится, чем поедет в Израиль, где сплошная пустыня и
арабы с пулеметами. Все кругом тогда психовали из-за
отказов на въезд в Америку, некоторых даже инфаркт хватил по этому поводу.

Обычно я со своей рыбой говорил на разные общие
темы - о политике, например, или о любви, а тут выложил
ей все свои личные неприятности, и про Америку, и про Тамару.
Уж очень скверно на душе было, а рассказать - некому. Она
меня выслушала, не перебивая, а потом ответила в том же духе,
что у нее, мол, в личной жизни тоже не все сложилось. Она,
оказывается, совсем не рыба, а заколдованная в рыбу дочка
морского царя и сама почти что царица. Ее папа там, в море, в
преклонном возрасте, того и гляди помрет. А она, его единственная
наследница, должна тут сидеть в вонючем фонтане, вместо того
чтобы заниматься своими царскими делами. И всего-то ей нужно,
чтобы ее вытащили из фонтана и выпустили в море, а с
остальными проблемами она сама справится. Да, и еще
ее должен поцеловать прекрасный незнакомец и тогда
она превратится в сказочно красивую девушку. Если я
исполню, что она просит, то она станет моей женой, а
меня сделает морским царем, как только скончается ее
папаша, дай ему Бог здоровья. А до тех пор она будет
выполнять любые мои желания, как золотая рыбка, и я не пожалею.

Ну я прямо обалдел, когда все это услышал. Внешне
я ничего, симпатичный. Но чтоб царская дочка вот так
с ходу предлагала стать моей женой... такого со мной еще
не было. Сижу на краю фонтана и не знаю, что ей ответить.
Рыба моя высунулась из воды и на меня смотрит. Ждет.
Сначала я хотел согласиться, уж больно заманчиво. Но
тут меня начали мучить разные сомнения. Что она сказочно
красивая - это с ее земноводной точки зрения. Как рыба
она очень славная, спору нет, а вот как женщина... Кто ее
знает? Потом, я уже женат, и жена у меня не мымра какая-то.
Это сейчас она психованная стала и поедом меня ест. Когда я
за ней ухаживал - какая девочка была моя Тамара! Все мужики у
нас на автобазе по ней с ума сходили! Что же ее вот так взять и
бросить из-за первой попавшейся рыбы? И если правду сказать,
ну какой из меня морской царь? Смех да и только... С другой
стороны - как ответить рыбе моей отказом на такое интимное
предложение и тем глубоко ее обидеть?

«Понимаешь, - говорю, - я тебе очень благодарен, но не могу
на тебе жениться, к сожалению, потому что уже женат. А
двоеженство карается по закону». (Тут я немного приврал,
потому что насчет итальянских законов я не знал точно, но
в Союзе, помню, была такая статья.) «А в остальном - не
сомневайся, я все сделаю как ты просишь и в море тебя
перетащу в лучшем виде». Рыба вроде как погрустнела,
даже под воду ушла. Но потом вынырнула. «Хорошо, -
говорит, - выпусти меня в море, а там разберемся».

До моря от фонтана - два шага. Только через площадь
перейти. Нашел я кулек полиэтиленовый и спустил его в
воду, в фонтан. Рыба моя живо в него заплыла. Я ее
вытащил быстренько вместе с мутной водой и понес
на берег. На пляже никого не было. Ночь. Только черный
песок, и луна светит. Подошел я по песку со своим кульком
к самой воде. Вижу - мелко, не уплыть моей рыбе, уж очень
она большая. Потоптался, делать нечего - зашел прямо в
прибой. В туфлях, как был, чуть ли не до пояса. Вытряхнул
рыбу из кулька в воду, а она не уплывает. «Вот тебе твое
море!» - говорю, а больше не знаю, что сказать. Вода ледяная,
январь все-таки. Готовое воспаление легких. А рыба не уплывает,
кружит возле меня. «Я, - говорит, - никогда не забуду, что ты для
меня сделал! Только один поцелуй - на прощанье!» И тут вижу
- с площади кто-то ко мне бежит. Полицейский! Этого только
мне не хватало! «Уплывай! - шепчу, - он еще подумает, что
я рыбу ворую из фонтана». Поцеловал ее быстренько
прямо в скользкую морду. Думал, мне противно будет,
но ничего... Только холодная и рыбой пахнет. И как раз
в этот момент полицейский хвать меня за плечо, и на
берег потащил изо всех сил. «Но! Но! Индиэтро!» -
кричит. (Давай назад, значит.) Видно, решил, что я
топиться собрался. Так я и не видел, как моя рыба в девушку превратилась!

Полицейского я успокоил, объяснил кое-как, что все
нормально, никто нигде не топится. Он вежливый такой
оказался, душевный. До дому меня проводил. Я думал,
Тамара меня убьет, что я под утро явился и весь мокрый.
А она - ничего, сухое белье достала. «Я так волновалась,
так волновалась!» И вообще, с тех пор она притихла,
покладистая стала, милая такая. То ли это рыба наколдовала,
то ли сама испугалась, что я ее действительно бросить решил.
Самое странное, что я не простудился после купания в
Тирренском море, даже не чихнул ни разу.


На следующий день нам пришло разрешение на въезд в Америку,
и через три дня мы улетели в Лос-Анджелес. В Лосе у Тамары
какие-то родственники нашлись, которые еще до революции в
Америку приехали. Они нас сами разыскали, мы о них даже не
знали. Дядя Тамаркин, божий одуванчик, за восемьдесят, мне
работу предложил на своей шоколадной фабрике, а через год
сделал меня своим компаньоном. Мы с Тамарой дом большой
купили, потом дочка у нас родилась, Жаклиночкой назвали. Все
хорошо, грех жаловаться... Только каждый раз, когда решаем
куда поехать в отпуск и я говорю: «Хорошо бы в Италию
махнуть!», Тамара тут же ощеривается, как дикий зверь.
Правда быстро отходит и сладким таким голосом
начинает мурлыкать: «Ну чего мы в той Италии не
видели, когда там сырость одна? Поедем лучше в
круиз на Багамы, как все люди, или на Гавайи!» Мне что?
Я не возражаю - на Багамы так на Багамы. А все-таки
интересно было бы на эту рыбу посмотреть, когда она
перестала быть рыбой... какая из нее девушка получилась.

Date: 2017-06-14 06:54 pm (UTC)
elena_88888: (Default)
From: [personal profile] elena_88888
Хорошая сказка...С послевкусием...

Profile

lactoriacornuta: Edward Gory.Gentleman (Default)
Alexander Hamilton

June 2017

S M T W T F S
     1 23
4 5 6 7 8 910
1112 13 14 15 1617
18 19 20 21 22 2324
252627282930 

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 10:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios